Венец Христа: через тернии к правде

Что же надели на голову Иисуса в смертный день?

Двести видов колючек

«И, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь пред Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский!» (Мф. 27:29)», – так говорится в Библии о самых драматичных моментах жизни Христа.

А из какого растения был сделан терновый венец Христа?

Оказывается, библейские «тернии» – это собирательное название, которое во времена Христа обозначало любое растение с шипами.

Оно объединяет почти 200 видов различных «колючек», которые росли и растут до сих пор на Святой земле.

Шутовская коронация

По римской традиции, венок возлагали на головы победителей и царей. Их плели из ветвей благородных растений – лавра, дуба, оливы или мирта, которые, легко переплетаясь, создавали горделивый ореол из листьев.

У римских легионеров бытовал грубый казарменный ритуал: шутовская коронация осуждённого на смерть. Колючую «корону» они соорудили и для вообразившего себя царем иудейского преступника, коим в их глазах являлся Христос.

То есть ветви христовой тернии были гибкими, имели листья и очень острые шипы. В таком случае это мог быть зизифус настоящий, или унаби. У него впечатляющие колючки, широкие листья, ветви отлично гнутся, и на Святой земле он произрастает. Загвоздка в том, что зизифуса полно у озера Галилейского, а в районе Иерусалима его нет.

Зато встречается палиурус. Его так прямо и называют – христовы тернии. Третье название палиуруса – держидерево. Ведь если оно вцепится во что-нибудь своими двунаправленными колючками, то уже не отпустит. Венок из палиуруса красив, особенно когда усеян нежными жёлтыми цветами. Однако носить его – сплошная мука. Да и сплести венец практически невозможно: слишком колюч и не очень гибок.

Смертельная решётка

Ещё один претендент – саркопотериум колючий из семейства розовоцветных. Вид у него безобидный, но за листочками-цветочками скрывается твёрдая, геометрически правильная решётка с цепкими колючками. Из неё не вырваться никакой добыче, в том числе живой плоти.  

В Библии упомянуто 120 растений. Среди них таинственное дерево ситтим – священное дерево евреев. Это акация. Правда, в древности ситтимом называли вообще все акации, и не ясно, какой именно её вид стал священным.

Некоторые учёные считают, что ситтим – это сенегальская акация, невысокое деревце с длинными твёрдыми тройными шипами, загнутыми вниз. Достигая 10 сантиметров в длину, они даже когда-то использовались в качестве швейных игл.

На нескольких древних иконах узнаваем венец из молочая блестящего (молочая Миля), который в народе частенько называют «кровь Христа», «венец Христа» или просто «терновый венец».

Во времена Иисуса молочай рос в окрестностях Иерусалима. Колючий цветущий кустарник с белыми побегами чем-то похож на кактус. Возможно, именно он в Библии фигурирует как белый терновник. Сегодня он числится комнатным растением, но в дикой природе по-прежнему растёт до двух метров, образуя непроходимые заросли.

У молочая Миля прекрасные цветы. Сплести из него венец не составляет труда. Если венец Христа и в самом деле был сделан из молочая, то выглядел он красиво, только шипы – длинные, острые и твёрдые – очень больно ранят.

Митра как орудие пытки

Итак, точного ответа нет. Однако сам венец был, и именно с шипами.

На Туринской плащанице их острота очевидна и ужасна: на лбу Христа было 13 ран, ещё 20 отпечаталось на затылке. Видны следы около 30 ручейков крови, причём и артериальной, и венозной, разной плотности и однородности.

Исследователи сделали вывод: венец Христа вовсе не был венцом. Он представлял собой плетёную колючую шапку в форме митры, покрывавшую всю голову. И шипы на ней были семисантиметровые.

Кто мог сплести такое голыми руками – непонятно. Такую шапку даже в руках держать больно. Скорее всего, легионеры накинули её на голову Христа, подцепив мечами.

Общая же картина ран на голове подтверждает факт из Библии: «короновав» Христа, его били. И не просто, а по голове, на которую была нахлобучена терновая митра, и с каждым ударом её шипы проникали глубоко внутрь.

Марина Сотникова

 

Источник ➝

Чтобы забрать оружие из деревни, партизаны приехали меня сватать. Свадьба была для отвода глаз, а женихом выступил сам командир.

Через несколько месяцев мне исполнится 94 года. Так что можно сказать, что я попала в список долгожителей.

У меня и мама больше 80 лет прожила, ну тогда время было другое.

Медицина была никакая, по сравнению с тем, что сейчас происходит.

В Великую Отечественную войну я не служила в Красной армии.

Мы проживали в Белоруссии, Барановичский район и знали, что немецкие солдаты скоро займут деревню.

Только идти было некуда.

На заднем дворе своего дома я встретила троих партизан. Они пришли за едой.

Мы дали им всё, что могли и я попросилась к ним в отряд.

Молодая была и симпатичная, ни один мужчина не мог мне отказать.

Сразу к себе они меня не взяли. Поручили выполнять задания на оккупированной территории.

Со временем доверие ко мне возросло.

Староста был проворным. Хорошо, что он управлял двумя деревнями, поэтому не мог за всем уследить.

У меня во дворе был склад оружия. Ребята приносили его отовсюду и оставляли.

В Белоруссии все деревни рядом находятся и жители так помогали партизанам.

Кто оружие старое принесёт, а кто и едой угостит. У всех возможности были разные.

Чтобы забрать оружие из деревни, партизаны приехали меня сватать. Свадьба была для отвода глаз, а женихом выступил сам командир.

А по-другому никак. Там две телеги боеприпасов накопилось. Пока мы разыгрывали представление, ребята незаметно все загрузили.

Главное, чтобы никто не догадался и у меня появился повод уйти из дома в отряд.

Мама нас благословила, родственники поздравили и повозка увезла меня далеко.

Далеко в лес, где меня ожидала совсем другая жизнь.

– Говорят ты хлеб вкусный печешь, – сказал командир. У нас место на кухне освободилось, принимай хозяйство.

Это были первые слова от моего мужа. Представляете каково это для невесты, услышать такое в день свадьбы?

Я очень серьезно восприняла это представление, настроение было ниже плинтуса.

А все потому, что командир мне нравился и через полтора месяца мы уже жили вместе.

И эта свадьба, оказалась для нас единственной на всю оставшуюся жизнь.

После войны мы просто официально расписались, без торжественных мероприятий.

Мне до сих пор многие не верят, что такое могло случиться. Говорят, что я придумала это.

Но такое невозможно придумать.

 

Под руинами Петры найдены монументальные сооружения

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх